Подсудность по договору цессии ОСАГО
Prava63.ru

Автомобильный юрист

Подсудность по договору цессии ОСАГО

ВС РФ обновил разъяснения по ОСАГО

asbesto_cemento / Shutterstock.com

Особенности применения судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств уже разъяснялись Верховным Судом Российской Федерации – в Постановлении Пленума от 29 января 2015 г. № 2 (далее – Постановление № 2). Однако уже после принятия данного документа в Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” (далее – закон об ОСАГО) были внесены существенные изменения. Так, с 1 января текущего года страховщики обязаны заключать договор ОСАГО в электронном виде с каждым лицом, обратившимся с соответствующим заявлением. С 28 апреля применяется правило о приоритете натурального возмещения причиненного ряду автомобилей в результате ДТП вреда (п. 15.1 ст. 12 закона об ОСАГО).

В связи с этим ВС РФ утвердил новое постановление – Постановление Пленума ВС РФ от 26 декабря 2017 г. № 58 (далее – Постановление). Документ содержит в себе не только рекомендации по применению нововведений, но и уточненные позиции Суда по применению норм, уже действовавших на момент вынесения предыдущего постановления, хотя большинство положений Постановления № 2 перенесено в него все же практически без правок. Среди наиболее важных можно выделить новые разъяснения по следующим вопросам.

Заключение договора ОСАГО. По общему правилу, заключение договора подтверждается наличием страхового полиса. Поскольку информация обо всех заключенных в электронном виде договорах ОСАГО должна включаться в автоматизированную информационную систему обязательного страхования (ст. 30 закона об ОСАГО), ВС РФ рекомендует судам учитывать сведения о факте заключения договора и его условиях, представляемые профессиональным объединением страховщиков. В то же время отсутствие в указанной системе сведений о страховом полисе само по себе не может являться безусловным доказательством неисполнения обязанности по заключению договора страхования, этот факт должен оцениваться в совокупности с другими доказательствами, подчеркнул Суд (п. 8 Постановления).

Сообщение страхователем при заключении договора ОСАГО в электронном виде недостоверных сведений с целью уменьшения размера выплачиваемой страховщику страховой премии, напомним, не является основанием для признания договора незаключенным и не освобождает страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение при наступлении страхового случая. Но произведенную по такому договору страховую выплату страховщик может взыскать со страхователя в порядке регресса. Также – вне зависимости от наступления страхового случая – страховщик имеет право на взыскание неосновательно сбереженной страхователем в связи с представлением недостоверных сведений суммы (абз. 6 п. 7.2 ст. 15 закона об ОСАГО). Однако если указанная сумма будет взыскана страховщиком до наступления страхового случая, он утрачивает право на предъявление регрессного требования к страхователю, так как страховая премия уплачена в полном объеме, считает ВС РФ (абз. 3 п. 9 Постановления).

Обращение к страховщику. Заявление о страховом возмещении или прямом возмещении убытков и другие, необходимые в соответствии с Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, направляются страховщику или его представителю (абз. 3 п. 1 ст. 12 закона об ОСАГО). Перечень представителей страховщика, уполномоченных на осуществление страхового возмещения или прямого возмещения убытков, должен выдаваться страхователю одновременно со страховым полисом под расписку, отметил Суд (п. 21 Постановления). При этом во всех направляемых после подачи заявления о страховом возмещении документах должны содержаться сведения об этом заявлении, например указание на подразделение страховщика, в которое оно подано (п. 22 Постановления). Такое же правило, по мнению ВС РФ, страхователю нужно соблюдать и при подаче претензии страховщику в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением им своих обязательств. Предполагается, что это позволит страховщику соотносить поступившие документы с предыдущими обращениями данного страхователя.

Прямое возмещение убытков. Начиная с 26 сентября 2017 года прямое возмещение убытков, то есть предъявление потерпевшим требования о возмещении вреда своему страховщику, возможно в случае столкновения не только двух, но и большего количества транспортных средств (подп. “б” п. 1 ст. 14.1 закона об ОСАГО). Поскольку этот порядок применяется, только если гражданская ответственность владельцев всех ТС, пострадавших в ДТП, застрахована, Суд пояснил, как осуществляется страховое возмещение в случае, когда причинителем вреда не заключен договор ОСАГО. Указано, что вред, причиненный имуществу потерпевших, возмещается владельцами транспортных средств (по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ), вред жизни и здоровью – профессиональным объединением страховщиков, а при недостаточности соответствующей компенсационной выплаты для полного возмещения вреда – его причинителем (п. 27 Постановления).

Восстановительный ремонт. ВС РФ отметил, что, помимо организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства, страховщик должен возместить потерпевшему – на основании его заявления – ряд иных расходов, в частности – на эвакуацию автомобиля с места ДТП, доставку пострадавшего в нем лица в больницу, проведение работ по восстановлению дорожных знаков и ограждений и т. д. (п. 50 Постановления). При этом расходы, необходимые для того чтобы привести автомобиль в доаварийное состояние, но не предусмотренные Единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, не включаются в страховое возмещение. Такими расходами, по мнению Суда, является, например, восстановление аэрографии или других нанесенных на машину рисунков (п. 39 Постановления).

Если страховщик не исполняет свои обязательства по организации ремонта, потерпевший вправе обратиться в суд с иском о взыскании страхового возмещения в форме страховой выплаты либо о понуждении страховщика к совершению требуемых действий, в том числе к выдаче направления на ремонт, указал ВС РФ (п. 52 Постановления). Кроме того, в этом случае может применяться так называемый астрент (ст. 308.3 ГК РФ) – суд вправе присудить в пользу потерпевшего денежные средства на случай неисполнения судебного акта.

Особое внимание уделено в Постановлении расчету стоимости восстановительного ремонта. Суд подчеркнул, что в отличие от общего правила, согласно которому размер расходов на замену комплектующих деталей определяется с учетом износа (п. 19 ст. 12 закона об ОСАГО), оплата стоимости обязательного восстановительного ремонта производится страховщиком без учета износа (п. 59 Постановления). Как отметил секретарь Пленума ВС РФ Виктор Момотов, это правило – своего рода компенсация для владельцев ТС, которые не могут выбрать такой способ страхового возмещения, как получение страховой выплаты. Как отмечалось выше, с 28 апреля вред, причиненный легковому автомобилю, который находится в собственности физического лица и зарегистрирован в Российской Федерации, возмещается, за исключением ряда случаев, только путем проведения восстановительного ремонта (п. 15.1 ст. 12 закона об ОСАГО).

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

О позиции ВС РФ по вопросам применения норм Гражданского кодекса о перемене лиц в обязательстве на основании сделки узнайте из новости.

Уступка требования. ВС РФ напомнил, что передача прав потерпевшего (выгодоприобретателя) по договору ОСАГО возможна только с момента наступления страхового случая. Причем новый выгодоприобретатель может получить возмещение при соблюдении таких же, как были предусмотрены для первоначального выгодоприобретателя, условий. Например, он должен уведомить страховую компанию о наступлении страхового случая, направить заявление о страховой выплате, представить имущество для проведения технической экспертизы, направить претензию, если это не сделал предыдущий выгодоприобретатель (п. 73 Постановления).

Такие права, как право потерпевшего на возмещение вреда жизни и здоровью, компенсацию морального вреда, получение взысканного со страховщика штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего и аналогичного штрафа за неисполнение требований потребителя не подлежат передаче по договору цессии. Однако уже присужденные суммы компенсации морального вреда и указанных штрафов могут быть переданы любому лицу, считает Суд (п. 71 Постановления).

Процессуальные вопросы. Ряд новых разъяснений посвящен процессуальным особенностям рассмотрения споров, связанных с договорами ОСАГО. Отмечается, в частности, что обязательный досудебный порядок урегулирования споров считается соблюденным, если потерпевший не просто направил страховщику претензию и все необходимые документы, но и указал в них сведения, которые позволят соотнести претензию с предыдущими обращениями. В случае подачи иска о взыскании не только страхового возмещения, но и неустойки или иной финансовой санкции досудебный порядок считается соблюденным, если потерпевший обращался к страховщику лишь с требованием о страховой выплате (п. 93, п. 98 Постановления). Если же требования о взыскании неустойки и финансовой санкции заявляются после вступления в силу судебного решения о выплате страхового возмещения, потерпевший обязан направить их страховщику до обращения в суд. Кстати, при заявлении нескольких исков по одному договору нужно иметь в виду, что суд может признать такое деление требований искусственным и отказать в возмещении понесенных судебных издержек, сославшись на злоупотребление истцом процессуальными правами (п. 102 Постановления).

Читать еще:  Договор аренды автомобиля с физическим лицом налогообложение

Цессия и осаго, подсудность

#1 legionnaire legionnaire –>

#2 Mikstura Mikstura –>

#3 legionnaire legionnaire –>

Сообщение отредактировал legionnaire: 16 October 2012 – 22:13

#4 Mikstura Mikstura –>

#5 Antiprav Antiprav –>

Есть некоторые сомнения.
То, что законом не запрещено – я “только за” и в этой части согласен.

Далее – вопросы.
1.Потерпевший по ОСАГО не есть “кредитор в обязательстве”. Есть такая точка зрения. Поэтому, в частности, на него не распространяется закон о потребителях.
Так что нормы ГК о “перемене лиц в обязательстве” – неприменимы. Ни в какой части. Т.е. надо понимать, что будет полная “самодеятельность”.
2.Возможно, будут возражения от страховой, которая будет утверждать, что “личность кредитора” (т.е. потерпевшего) имеет существенное значение.
Но, опять-таки, это не кредитор.

Еще раз: законом не запрещено – со всеми вытекающими.

#6 Mikstura Mikstura –>

Antiprav ,
Практика уступки таких требований есть, и есть соответствующая практика на уровне ФАСов, суды считают уступку допустимой.

По поводу “потерпевший не кредитор в обязательстве”, Вы имеете ввиду точку зрения, что договор ОСАГО не договор в пользу третьего лица?

Сообщение отредактировал Mikstura: 17 October 2012 – 13:25

#7 Antiprav Antiprav –>

Суды много чего считают.

Читаем ГК про третьих лиц (ст. 430):

1. Договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу.

Не понятно: третье лицо – не кредитор?
Если “требует исполнения обязательства в свою пользу” – так что, изначально обязательство – “не в его пользу”?
Т.е. опять – “не кредитор”?

Поэтому и говорю – есть вопросы.

“3. Договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей), даже если договор заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственных за причинение вреда, либо в договоре не сказано, в чью пользу он заключен”.

Еще вопросик: уступка в пользу страхователя – возможна?
Далее, возможны варианты: уступка до суда – или уступка уже после судебного решения (если был отказ и пр.).
Будет ли разница?

Лично моя точка зрения: уступать можно – но аккуратно.

#8 Дмитрий Б. Дмитрий Б. –>

Потерпевший по ОСАГО не есть “кредитор в обязательстве”

Не понятно: третье лицо – не кредитор? Если “требует исполнения обязательства в свою пользу” – так что, изначально обязательство – “не в его пользу”?

#9 Antiprav Antiprav –>

У меня нормально с образованием. Если есть вопросы – так это к ГК.

Если непонятно – могу привести массу аналогий.
Заказывается корпоратив в ресторане. Оплачивает юрик, услугу получают физики. Кто есть “кредитор в обязательстве”?
Третьи лица, физики? Ну-ну.

Кстати, Вы, что, действительно считаете – если это обязательство перед потерпевшим, то нужна специальная норма закона (и не одна), предоставляющая ему,кредитору право требовать исполнения обязательства, существующего именно перед ним? Все остальные кредиторы таким правом располагают “автоматом” – а этот не располагает? Хм.

Сообщение отредактировал Antiprav: 18 October 2012 – 11:46

#10 Pastic Pastic –>

Монстр Разума (c) Ивановский Перц

  • Модераторы
  • 58681 сообщений
  • ОбратитьсяПубликации

    1.Потерпевший по ОСАГО не есть “кредитор в обязательстве”.

    Статья 931. Страхование ответственности за причинение вреда

    4. В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

    Статья 307. Понятие обязательства и основания его возникновения

    1. В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

    Поэтому, в частности, на него не распространяется закон о потребителях.

    Во-первых, это спорно. Судя по соответствующей темы, все-таки ВС РФ пришел к выводу о том, что распространяется.
    Во-вторых, возражения относительно применения ЗЗПП к ОСАГО основаны совершенно на другом – потерпевшему страховщик никаких услуг не оказывает, услуги оказываются страхователю.

    2.Возможно, будут возражения от страховой, которая будет утверждать, что “личность кредитора” (т.е. потерпевшего) имеет существенное значение.

    #11 Antiprav Antiprav –>

    Я не говорил, что там “все просто”.
    Третьи лица – в общем случае не кредиторы. Да, они “получают исполнение” – но не в рамках “своего обязательства”. И в суд идут не они.
    Для страхования сделано исключение из общего правила: третье лицо вправе требовать.

    Поэтому возможна и такая точка зрения: кредитором является застрахованное лицо (что, в общем, бесспорно); страховая приняла на себя обязательство перед страхователем/застрахованными лицами – заплатить вместо них (ну, упрощенно).
    И застрахованное лицо – именно как кредитор – требует от страховой (должника) исполнение обязанности: возместить вред потерпевшему. Но именно обязанности – а не обязательства. А само обязательство страховой – перед застрахованным.
    И тот же ВС дает указания: если потерпевший настаивает на взыскании с причинителя вреда (на что имеет полное право) – страховая в дальнейшем обязана выплатить застрахованному то, что взыскано с него. Так перед кем обязательство?
    Так что само обязательство – перед застрахованным (ИМХО). Возместить ему (в определенной ситуации) или заплатить вместо него.
    А потерпевший – да, имеет чуть “расширенные” права. Но он не кредитор в смысле обязательства.

    Примеры “про права третьих лиц” указывал. В общем случае “им исполняется не их обязательство” (скажем так).

    А ВС – ну так нам с 2002 года утверждал, что моралка вытекающая из потребительства подсудна мировым. Ан – нет. Пленум спустя 10 лет указал на иное про неимущественные требования. И что в КАСКО нет потребительства. Опять ошибся Президиум.
    Так что я бы не рассчитывал на точку зрения ВС. Она часто, ну, без комментариев.

    Насчет возражений “ОСАГО и ЗоЗПП”: я бы ссылался на вводный закон по второй части ГК.
    Там четко сказано: если стороной в обязательстве. Далее – “из услуг” и пр.
    Поэтому либо в ОСАГО в отношении потерпевшего обязательство есть (я пока думаю по-другому) – тогда есть потребительство. Либо обязательства нет – соотв., нет.

    Ну и так, уж коли зашла речь.
    Берем вводный закон по второй части ГК – “сторона в обязательстве” – и “тупо” (т.е. дословно) применяем его к договорам купли-продажи между физиками. В законе о потребителях “вторая сторона” – юрик или ИП. В вводном законе – “сторона в обязательстве” располагает правами, указанными в законе. Независимо, кем является “вторая сторона”.

    Будет много споров. Не так там все однозначно.

    Подсудность дел по ОСАГО

    Уклонение страховой компании от выплаты возмещения страхователю даже при признании случая страховым фиксируется при каждом пятом обращении страхователей с заявлениями о страховом случае по ОСАГО. Несогласные страхователи вынуждены обращаться в суд для защиты и восстановления своих прав и законных интересов.

    Рассмотрение дела судом, к подсудности которого оно отнесено процессуальным законодательством, гарантировано частью 1 статьи 47 Конституции РФ. Другими словами, чтобы иск был принят судом к рассмотрению, потерпевшему в ДТП необходимо обратиться в суд с соблюдением правил территориальной подсудности.

    Напомним общую схему действий лица, попавшего в ДТП и не являющегося его виновником.

    В соответствии с требованиями Федерального закона “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” страхователь обращается в страховую компанию (ее офис, филиал или представительство) с заявлением о страховом случае по ОСАГО.

    Согласно статье 12 указанной выше нормы права страховщик рассматривает заявление потерпевшего о страховой выплате в течение 20 календарных дней с момента получения заявления с приложенными к нему документам, за исключением нерабочих и праздничных дней. Нерабочие праздничные дни определяются положениями статьи 112 Трудового кодекса. В течение данного периода времени страховщик обязан выплатить потерпевшему страховое возмещение или направить транспортное средство на ремонт с указанием его срока, либо предоставить страхователю мотивированный отказ в страховой выплате.

    Читать еще:  Закон об ОСАГО расторжение договора

    Практически во всех случаях сотрудники страховой компании осматривают поврежденное транспортное средства и составляют акт его осмотра. Далее страховая компания скрупулезно исследует обстоятельства произошедшего с целью обнаружить любую зацепку, дающую ей формальное основание не признавать случай страховым. Часто недобросовестные страховщики, даже при всей очевидности и бесспорности страхового случая, не только не производят выплату страховое возмещение, но и не предоставляют страхователю мотивировку такого отказа.

    При таких обстоятельствах у потерпевшего не остается ничего иного, кроме обращения с иском в суд. Можно, конечно, плюнуть на все и простить всех. Но это уже совсем другая история.

    Соблюдение потерпевшим обязательного досудебного порядка урегулирования споров

    Обязательный досудебный порядок урегулирования споров из договора ОСАГО установлен абзацем 2 пункта 1 статьи 161 и пунктом 3 статьи 19 Федерального закона об ОСАГО. Страхователь должен направить страховщику претензию со дня, когда узнал или должен был узнать:

    • об отказе страховой компании в выплате страхового возмещения или в прямом возмещении убытков путем организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного ТС;
    • о производстве страховых выплат или прямого возмещения убытков не в полном объеме.

    Порядок обязательного досудебного порядка урегулирования споров считается соблюденным потерпевшим при направлении и доставке претензии, содержащей сведения, дающие страховой компании возможность идентифицировать ее с предыдущими обращениями.

    Какие суды рассматривают дела по спорам, возникающим из договоров ОСАГО

    В соответствии со статьей 28 Гражданского процессуального кодекса иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется по месту нахождения организации.

    Согласно части 7 статьи 29 Гражданского процессуального кодекса иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены также в суд по месту жительства или месту пребывания истца. На основании положений части 2 статьи 17 Федерального закона от 04.02.1992 № 2300-1 “О защите прав потребителей” иски о защите прав потребителей могут быть направлены по выбору истца в суд по месту жительства или месту пребывания истца.

    На основании Конституции РФ, положений Федерального закона № 5242-1 от 25.06.1993 “О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации”, в соответствии с которыми, во взаимосвязи со статьей 20 Гражданского кодекса следует, что действующее законодательство связывает место жительства гражданина с наличием у него регистрации в жилом помещении.

    Определение подсудности для различных категорий потерпевших

    Пунктом 88 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 58 от 26.12.2017 “О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” разъяснено, что данная категория дел согласно пункту 1 части 1 и 2 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса рассматривается судами общей юрисдикции по правилам статей 23, 24 Гражданского процессуального кодекса, а именно:

    -если цена иска на день подачи заявления не превышает 50 000 рублей, дело подсудно мировому судье;
    -если цена иска по имущественному спору превышает 50 000 рублей, либо иск не подлежит оценке, также дела подсудны районному суду.

    Споры по договорам ОСАГО и связанным с осуществлением предпринимательской или иной коммерческой деятельности индивидуальными предпринимателями или юридическими лицами разрешаются арбитражными судами.

    Действующим законодательством за потерпевшим закреплено право предъявления исковых требований о возмещении ущерба непосредственно к причинителю вреда. В этом случае истец согласно части 3 статьи 40 Гражданского процессуального кодекса обязан привлечь в качестве ответчика того страховщика, к которому он вправе обратиться с заявлением о выплате страхового возмещения.

    Примите, пожалуйста, во внимание, что юристы нашего бюро, специализирующиеся исключительно на спорах, вытекающих из договоров ОСАГО, оказывают практическую помощь потерпевшим в составлении искового заявления в суд о взыскании со страховой компании страховой выплаты или прямого возмещения убытков. Стоимость искового заявления не превышает 3 000 рублей. Клиенту не обязательно лично являться в офис юридического бюро – иск будет составлен на основании документов направленных по электронной почте в течение двух суток со дня их получения.

    Верховный суд оставил автоюристов без выплат

    Права потерпевшего на страховые выплаты по ОСАГО не могут передаваться по договору уступки требования, решил пленум Верховного суда – во вторник пленум утвердил поставление о применении законодательства об ОСАГО. Но это не касается присужденных судом компенсаций морального вреда и штрафов – они по-прежнему могут быть переданы по договору уступки права требования любому лицу, говорится в документе, который Верховный суд предоставил «Ведомостям».

    Потерпевший должен вначале получить всю сумму, а уже после отдать часть денег представителю, пояснил судья и секретарь пленума Верховного суда Виктор Момотов (его цитаты – по «Интерфаксу»). «Нужно, чтобы потерпевший сам мог распорядиться этими средствами. Зачастую все складывается по-другому, – описал ситуацию Момотов, – представители предлагают конкретную сумму, а все остальное забирают себе».

    Недобросовестным автоюристам теперь станет сложнее получить деньги со страховщиков, считает исполнительный директор Российского союза автостраховщиков (РСА) Евгений Уфимцев. К недобросовестным он относит тех автоюристов, которые приезжают на место ДТП и выкупают права требования у потерпевших, например, за 50 000 руб., после чего через суд взыскивают со страховщика существенно большие суммы, а разницу кладут себе в карман. «Теперь же выходит, что большая часть из этих средств будет уходить непосредственно потребителю услуги ОСАГО, – радуется Уфимцев. – И посреднику нужно будет найти аргументы и объяснить, почему, выиграв в суде 200 000 руб., он отдает потерпевшему 50 000 руб., а себе оставляет 150 000 руб. Крайне сложно будет доказать, что его услуги стоят так дорого».

    «Можно придумать более простой способ украсть у самого себя»

    Это решение пленума Верховного суда впервые в большей степени защищает интересы страховых компаний, а не потребителей, потому что эта норма ликвидирует, по словам заместителя гендиректора страховой компании «Опора» Михаила Громцева, «наиболее оголтелые случаи автоюризма».

    Заместитель гендиректора «РЕСО гарантии» Игорь Иванов надеется, что после этого решения пленума Верховного суда сократится и количество судебных разбирательств по ОСАГО. За девять месяцев 2017 г. нестраховые выплаты по ОСАГО – т. е. то, что взыскано автоюристами через суды, – составили около 20 млрд руб., из которых в 95% случаев деньги получили представители потерпевших, а не они сами, сетует Уфимцев.

    Решение Верховного суда действительно сократит возможность заработка для автоюристов, бизнес-модель которых построена на переуступке прав требования, считает президент Ассоциации защиты страхователей (занимается разрешением судебных споров) Николай Тюрников. Теперь автоюристам заработать на ОСАГО можно будет за счет завышения судебных издержек, считает он, а вот деятельность автоюристов, работающих по доверенности от страхователя, никак не пострадает. Сейчас, продолжает Тюрников, около 70% автоюристов практикуют одновременно работу и по доверенности, и по цессии (переуступка прав требования). Тюрников считает, что пленум Верховного суда ограничивает и права автовладельцев: «Если раньше автовладелец мог сказать: не хочу этим заниматься, забирайте себе все, включая штрафы, моральный вред и что угодно, то сейчас он этого сделать не может».

    Первоначальный вариант проекта пленума Верховного суда предусматривал, что документы на урегулирование страхового случая нужно подавать в то же подразделение, что и заявление. Однако в итоговую версию проекта эта норма не вошла. Верховный суд посчитал, что введение такой обязанности стало бы излишним обременением для потерпевших. Недобросовестные страхователи иногда обращались с заявлением в подразделение компании в одном регионе, а затем направляли претензию в другой регион, а дополнительные документы – в третий регион, рассказывает президент Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс. Верховный суд также ввел ограничение на порядок направления заявления о страховой выплате. Из него исключается направление простым нерегистрируемым почтовым отправлением. Теперь дистанционно заявление может быть направлено только заказной или ценной почтовой корреспонденцией или курьерскими службами. «Основная часть разъяснений касается как раз тех лазеек и несовершенства нормативно-правовой базы в сфере ОСАГО, которые вольготно применяют на практике автоюристы», – говорит Юргенс.

    Пленум Верховного суда также постановил, что предоставление клиентом недостоверных сведений при оформлении электронного договора ОСАГО, которое повлекло снижение стоимости полиса, не может считаться основанием для признания такого договора незаключенным. Таким образом, это не освобождает страховщика от выплаты при наступлении страхового случая.

    Читать еще:  Договор на услуги эвакуатора

    Исправленная версия. Уточнено первое предложение предпоследнего абзаца.

    Уступая права из договора, уступаешь подсудность?

    Дата публикации: 13.11.2016 2016-11-13

    Статья просмотрена: 2509 раз

    Библиографическое описание:

    Гуляев, И. Б. Уступая права из договора, уступаешь подсудность? / И. Б. Гуляев. — Текст : непосредственный, электронный // Молодой ученый. — 2016. — № 23 (127). — С. 332-334. — URL: https://moluch.ru/archive/127/35222/ (дата обращения: 05.05.2020).

    В статье на конкретном примере из арбитражной практики (дело № А40–108110/16) рассмотрен вопрос относительно судьбы договорной подсудности в случае заключения стороной договора с третьим лицом цессионного соглашения, по которому уступаются права требования из первоначального договора.

    Суть спора.

    В 2015 году между компанией ЗАО «Тракт-Иркутск» (Поставщик) и ООО «ЭТИ» (Покупатель) был заключен Договор поставки. В рамках данного Договора Поставщиком был поставлен товар на общую сумму 4 000 000 рублей. Товар оплачен не был.

    В начале 2016 года ЗАО «Тракт-Иркутск» и АО «ТД ТРАКТ» заключили Договор об уступке прав (цессии), по которому ЗАО «Тракт-Иркутск» в качестве цедента передало АО «ТД ТРАКТ» в качестве цессионария право требования исполнения ООО «ЭТИ» обязанности по оплате товара, поставленного по указанным договорам поставки, и не оплаченного Покупателем, в сумме 4 000 000 рублей.

    В мае 2016 года АО «ТД ТРАКТ» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с требованием о взыскании с ООО «ЭТИ» данной задолженности.

    В июле 2016 года исковые требования удовлетворены в полном объеме.

    Вопрос о подсудности дела Арбитражном судом города Москвы в первой инстанции не рассматривался, поскольку возражений ответчика по данному вопросу сделано не было.

    Лишь в апелляционной жалобе ООО «ЭТИ» соизволило представить хоть какие-то возражения относительно условий о подсудности дела, перешедших или не перешедших в рамках Договора цессии к АО «ТД ТРАКТ».

    Далее будут приведены:

    1. Положения Договора поставки.
    2. Позиция Ответчика, выраженная в апелляционной жалобе.
    3. Позиция Истца.
    4. Позиция Девятого арбитражного апелляционного суда, выраженная в Постановлении по делу.
    5. Сложившаяся арбитражная практика по данному вопросу.
    6. Общие выводы.
    1. Договор поставки.

    П. 9.5. Стороны договорились, что в случае неполучения ответа в указанный срок либо несогласия с ответом заинтересованная сторона вправе обратиться в Арбитражный межотраслевой третейский суд по адресу: г. Москва, Семеновский пер., д. 6. Регламент Арбитражного межотраслевого третейского суда и иные его правила регулируют отношения сторон и являются частью настоящего договора и всех вытекающих из него дополнительных соглашений, протоколов разногласий, обменов документами и любых других гражданских правоотношений сторон, включая правоотношения, возникающие в связи с взысканием убытков и возмещением причиненного вреда. Решения Арбитражного межотраслевого третейского суда являются для сторон окончательными.

    П.12.6. Ни одна из Сторон не имеет права передавать свои обязательства по настоящему Договору третьим лицам без письменного на то согласия другой Стороны.

    II. Позиция Ответчика (ООО «ЭТИ»)

    Договор поставки между Ответчиком (ООО ЭТИ) и Поставщиком (ЗАО Тракт-Иркутск) содержал третейскую оговорку о рассмотрении споров в Арбитражном межотраслевом третейском суде, а значит, при произошедшей уступке к Цессионарию перешло в том числе условие Договора поставки о подсудности дела. Это означает, что Арбитражный суд города Москвы не мог рассматривать данный спор.

    Поскольку Договор поставки содержал условие о том, что уступка обязательства по договору возможна только по письменному согласию контрагента (а его не было), значит, Договор уступки недействителен со всеми вытекающими последствиями для рассматриваемого дела.

    III. Позиция Истца (АО «ТД ТРАКТ»)

    1. Сформулированное таким образом условие о подсудности, что стороны вправе обратиться в третейский суд, представляет собой альтернативную третейскую оговорку, что означает право выбора стороны договора обратиться как в третейский суд, так и государственный в соответствии с правилами о подсудности. В настоящее время третейская оговорка, в соответствии с которой спор может быть рассмотрен по выбору истца в определенном третейском либо арбитражном суде, не противоречит закону [1].
    2. При таком положении к Цессионарию перешло и условие о подсудности. Соответственно АО «ТД ТРАКТ» по своему выбору обратилось в государственный суд по месту нахождения Ответчика — Арбитражный суд города Москвы.
    3. По поводу запрета на передачу своих обязательств без письменного согласия стороны Договора Истец считает, что при буквальном прочтении п. 12.6 Договора поставки, следует, что письменное согласие требуется при передаче неисполненных обязательств, а не права требования по исполненному обязательству. Соответственно нет необходимости получать письменное согласие ООО «ЭТИ» на уступку прав требования оплаты поставленного товара.

    IV. Позиция 9 арбитражного апелляционного суда по делу №А40–108110/16, выраженная вПостановлении №09АП-45373/2016 от 29 сентября 2016 года (председательствующая судьяД.Н.Садикова, судьиЕ.Б.Расторгуев, А.И.Трубицын)

    Довод ответчика о том, что спор подлежит разрешению третейским судом, противоречит действующему законодательству, поскольку истец не является стороной третейского соглашения. Ст. 384 ГК РФ предусмотрен переход права в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено договором.

    Договором цессии от 11.03.2016 не предусмотрено урегулирование споров в третейском суде, он не содержит третейского соглашения, данное условие не было передано истцу в рамках договора цессии.

    В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования), при этом, если иное не предусмотрено законом или договором, для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника. Договоры поставки иных условий относительно перехода прав кредитора не предусматривают, ссылка ответчика на п. 12.6 Договора несостоятельна, поскольку из буквального содержания указанного пункта следует, что письменное согласие требуется при передаче неисполненных обязательств, а не права требования по исполненному обязательству.

    V. Сложившаяся арбитражная практика по данному вопросу

    По вопросу о том, переходит ли все-таки подсудность при перемене лиц, в существующем обязательстве сложилась и в принципе устоялась следующая практика арбитражных судов.

    Общий вывод следующий:

    «Следовательно, перемена лица вуже существующем обязательстве не изменяет право кредитора на рассмотрение спора всоответствии сусловиями данного обязательства», «соглашение одоговорной подсудности не является объектом прав кредитора, переходящих кдругому лицу всилу ст. 384 ГК РФ» [2].

    Также и в научной литературе. Например, позиция Людмилы Александровны Новоселовой — председателя Суда по интеллектуальным правам, доктора юридических наук, профессора, следующая:

    «С учетом этого нет оснований для иного решения относительно судьбы оговорки оподсудности при уступке требования. Новый кредитор по общему правилу должен подчиняться действию этой оговорки» [3 с. 494].

    VI. Общие выводы

    1. В Договоре поставки сформулирована альтернативная третейская оговорка, которая перешла на основании Договора цессии к новому кредитору — АО «ТД ТРАКТ», при этом по причине «коряво» сформулированного п. 12.6 Договора поставки никакого согласия должника — ООО «ЭТИ» на заключение Договора цессии не требовалось.
    2. Вывод 9 арбитражного апелляционного суда о том, что «условие по урегулированию споров в третейском суде не было передано истцу в рамках договора цессии» является, мягко говоря, ошибочным и противоречит сложившейся арбитражной практике по данному вопросу, приведенной выше.
    3. Тем не менее Постановление 9 арбитражного апелляционного суда, которым решение Арбитражного суда города Москвы оставлено без изменения, является законным, поскольку АО «ТД ТРАКТ» имело право обратиться в Арбитражный суд города Москвы по той причине, что к Истцу данное право перешло автоматически при подписании Договора цессии, содержащего альтернативную третейскую оговорку.
    1. Обзор практики рассмотрения дел об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов. Одобрен Президиумом ФАС Уральского округа 7 июля 2010 г. // Вестник ФАС Уральского округа. 2010. № 3.
    2. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.10.2009 по делу № А56–62364/2009, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.05.2005 по делу № А56–12771/2005, Постановление ФАС Московского округа от 06.07.2009 по делу КГ-А40/5717–09, Постановление ФАС Уральского округа от 08.02.2000 по делу № Ф09–63/00-ГК, аналогичная по смыслу позиция высказана в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.08.1998 № 2883/98, Постановление ФАС Московского округа от 12.10.1998 N КГ-А40/2583 // СПС «Консультант Плюс».
    3. Новоселова Л. А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М.: Статут, 2003. C. 494
    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector