Возгорание автомобиля с газовым оборудованием судебная практика ""
Prava63.ru

Автомобильный юрист

Возгорание автомобиля с газовым оборудованием судебная практика

Возгорание автомобиля с газовым оборудованием судебная практика

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 7 июня 2012 г. N 33-6446/2012 (ключевые темы: пожар – источник повышенной опасности – возмещение ущерба – поджог – автомобиль)

Апелляционное определение Свердловского областного суда
от 7 июня 2012 г. N 33-6446/2012

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего Плотниковой Е.И.,

судей Шаламовой И.Ю. и Карпинской А.А.,

при ведении протокола судебного заседания Патракеевой И.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 07.06.2012 в порядке апелляционного производства гражданское дело по иску Жайворонского М.Ю. к Календа Л.В., Календа В.В. о возмещении ущерба, причиненного пожаром,

по апелляционной жалобе ответчиков на решение Тагилстроевского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 28.03.2012, которым требования истца удовлетворены, в пользу истца Жайворонского М.Ю. с ответчиков Календа Л.В., Календы В.В. солидарно в возмещение ущерба, причиненного пожаром, взыскано . рублей, судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере . рублей, всего . рублей.

Заслушав доклад судьи Карпинской А.А., объяснения ответчика Календа В.В., действующего также по доверенности от ( / / ) от ответчика Календа Л.В., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, объяснения истца Жайворонского М.К., напротив, согласного с постановленным судебным решением, судебная коллегия

Жайворонский М.Ю. обратился в Тагилстроевский районный суд г. Н.Тагил Свердловской области с иском к супругам Календа Л.В., В.В. о взыскании ущерба, причиненного пожаром. В обоснование требований указал, что ( / / ) около . часов утра возле . в . произошло самовозгорание автомобиля . госномер . принадлежащий ответчику Календа Л.В., который она оставила без присмотра с запущенным двигателем. В результате пожара сгорел припаркованный рядом автомобиль марки . госномер . принадлежащий истцу. В этой связи истец Жайворонский М.Ю., ссылаясь на положения ст. ст. 1064 , 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, просил взыскать с супругов Календа в возмещение ущерба, причиненного пожаром, доаварийную стоимость поврежденного автомобиля в размере . рублей, а также понесенные судебные расходы.

В судебном заседании Жайворонский М.Ю., его представитель Афонина А.Н. заявленные требования поддержали по указанным в иске основаниям. Пояснили, что автомобиль ответчиков, оставленный на улице в мороз -30 градусов без присмотра с заведенным двигателем является источником повышенной опасности. Полагал, что причиной пожара была техническая неисправность автомашины супругов Календа, поскольку доказательств поджога не имеется.

Ответчик Календа Л.В. в судебное заседание не явилась, ходатайствовала о рассмотрении дела в свое отсутствие.

Ответчик Календа В.В. исковые требования не признал, в обоснование возражений пояснил, что 27.12.2010 утром его супруга Календа Л.В. намереваясь поехать на работу запустила двигатель автомобиля, оставила автомобиль с работающим двигателем для прогрева, закрыла его с пульта сигнализации, после чего прошла в квартиру. Услышала на улице треск, выглянув из окна, увидела, что их автомобиль горит, пламя поднималось из-под задних дверей. Соседи вызвали пожарных, которые потушили огонь. Автомобиль истца, припаркованный рядом, также как и их второй автомобиль сгорели. Полагал, что причиной пожара был поджог неустановленным лицом. Загореться без поджога их исправный автомобиль не мог. В адрес супруги до этого были угрозы в связи с ее работой. Тот факт, что Календа Л.В. оставила автомобиль без присмотра не является основанием к возмещению ущерба.

Судом постановлено решение, резолютивная часть которого приведена выше.

С таким решением не согласились ответчики Календа Л.В., В.В., в апелляционной жалобе просят об его отмене, указывая, что суд при оценке предоставленных доказательств неправильно определили обстоятельства, имеющие значение для дела, и обосновал свое решение на недоказанных обстоятельствах, имеющих значение для дела. Ссылаются на то, что причиной пожара был поджог, об этом свидетельствуют все доказательства по делу. Техническая неисправность автомобиля “Мерседес” опровергается материалами дела. Истцом вопреки предписаниям ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не предоставлено доказательств нарушения действиями ответчиков Правил дорожного движения и Правил пожарной безопасности .

Заслушав стороны, изучив материалы дела, обсудив указанные доводы и проверив в их пределах обжалуемое решение, судебная коллегия пришла к выводу о том, что суд при разрешении спора неправильно определил фактические обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, в связи с чем решение по основаниям ч. 1 п. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отмене.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что ( / / ) около . часов во дворе жилого . в . произошло возгорание принадлежащего ответчику Календа Л.В. транспортного средства . госномер . . года выпуска. В результате пожара сгорели также стоящие рядом автомобили . ” госномер . принадлежащий истцу Жайворонскому М.Ю., и . принадлежащий ответчикам Календа.

Разрешая спор и удовлетворяя требования Жайворонского М.Ю., суд согласился с позицией истца о том, что автомашина . принадлежащая ответчикам, оставленная на сильном морозе в экстремальных климатических условиях для прогрева без присмотра с работающим двигателем, представляла собой источник повышенной опасности, ответственность от воздействия которой в результате возгорания по любой причине лежит, независимо от вины, на собственниках этого транспортного средства – супругах Календа, оба из которых не проявили должной заботы и осмотрительности, владея этой технической сложной вещью.

Однако с такими выводами судебная коллегия согласиться не может.

В силу положений ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, противоправность поведения и вина лица, причинившего вреда, является необходимыми условиями ответственности за его причинение. При этом под противоправностью поведения (действия или бездействия) понимаются нарушение конкретных установленных законодательством запретов, неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных законом или договором обязанностей злоупотребление правом. Вина может состоять в умысле или неосторожности. Под умыслом понимается такое противоправное поведение, при котором лицо сознательно допускает наступление вредного результата. Неосторожность выражается в отсутствии внимательности, предусмотрительности, заботливости и т.п.

Однако таких обстоятельств в отношении ответчиков, вопреки утверждениям истца, а вслед за ним и самого суда, в ходе судебного разбирательства не установлено.

При использовании автомобиля по его назначению, ответчик Календа Л.В. не предвидела и не желала возникновения пожара и наступления последствий от пожара. Также судом не установлено отсутствие внимательности и предусмотрительности при использовании транспортного средства.

Так, согласно выводам пожарно-технического заключения N . выполненного специалистом Г.. ООО “Файер-Контроль”, местом расположения очага пожара автомобиля . расположено под днищем, где обнаружены остатки пластиковой бутылки. Причиной пожара послужил посторонний источник зажигания, не связанный с эксплуатацией автомобиля . Свои выводы специалист подтвердил и в ходе судебного разбирательства при его допросе в качестве свидетеля.

По заключению экспертов В.,С. ФГБУ “Судебно-экспертного учреждения федеральной противопожарной службы “Испытательной пожарной лаборатории по Свердловской области” от 31.01.2012 – 19.02.2012, проводивших экспертизу на основании определения районного суда от 21.12.2011, непосредственной причиной возгорания автомобиля . госномер . ” могло быть одно из следующих: тепловое проявление электротока в процессе аварийного режима работы, какого-либо электрооборудования (электротехническая причина); тепловое самовозгорание топлива в результате разгерметизации топливной системы автомобиля и попадания топлива на нагретые поверхности компонентов системы выпуска отработанных газов двигателя либо тепловое воздействие открытого источника огня (пламя спички, зажигалки, факела и т.д.). Однозначно ответить на вопрос возник ли пожар вследствие внешнего источника огня либо явился следствием аварийного режима работы автомобиля . эксперты не смогли.

Таким образом, в обоих заключениях в качестве причины пожара не исключается поджог, такая причина не исключена и самим судом, тем самым не может быть возложена на ответчиков Календа гражданско-правовая ответственность по ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Истцом вопреки требованиям правил ст. ст. 12 , 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не предоставлено суду доказательств, что автомобиль . нельзя было эксплуатировать в мороз, а оставление же автомобиля без присмотра для прогрева двигателя очевидно не находится в причинно-следственной связи с возникшим пожаром.

Отнесение же автомобиля с работающим двигателем к источникам повышенной опасности противоречит положениям ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, на которую сослался суд в решении и неправильно ее истолковал.

Так, согласно пункта 1 ст. 1079 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статей 1083 настоящего Кодекса.

Суд фактически отожествил деятельность и действия субъекта. Тогда как “деятельность” является более широким понятием, чем “действие”, так как включает в себя как действие, так и бездействие субъекта. Законодатель устанавливает гражданско-правовую ответственность за повышенно-опасную деятельность – деятельность, связанную с использованием предметов материального мира, обладающих свойствами, которые в процессе использования таких предметов создают повышенную опасность для окружающих. Критериями, характеризующими источник повышенной опасности, являются: вредоносность сама по себе, то есть тот потенциал, который заложен в деятельности по использованию источника повышенной опасности, а также неподконтрольность или недостаточная подконтрольность человеку. Указанные критерии должны быть в совокупности.

Учитывая, что транспортное средство создает повышенную опасность только при непосредственном движении (его эксплуатации по прямимому назначению), то есть когда возникают его вредоносные свойства, то относить его к источникам повышенной опасности при заведенном двигателе в состоянии покоя неверно, что противоречит предписаниям ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая связывает повышенную опасность именно с деятельностью такого источника в целом, а не отдельных его частей и агрегатов.

Ко всему прочему, возложение на ответчиков Календа солидарной ответственности также основано на неверном токовании пункта 3 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая возлагает ответственность на владельцев источников повышенной опасности независимо от вины за вред, причиненный перед третьими лицами в результате взаимодействия этих источников (столкновении транспортных средств и т.п.). В настоящем деле взаимодействия транспортных средств (столкновения), не было, поэтому к разрешению настоящего спора указанная норма материального права не применима.

При таких обстоятельствах обжалуемое решение законным и обоснованным признано быть не может, в связи с чем подлежит отмене.

Поскольку все обстоятельства полностью установлены судом первой инстанции, судебная коллегия полагает возможным принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Жайворонского М.Ю. отказать.

С учетом вышеизложенного, руководствуясь п. 2 ст. 328 , 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

Читать еще:  Что из имущества могут описать судебные приставы?

решение Тагилстроевского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 28.03.2012 отменить, и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска Жайворонского М.Ю. к Календа Л.В., Календе В.В. о возмещении ущерба, причиненного пожаром.

Суд дал аргументы дагестанским водителям в споре с силовиками по поводу ГБО

Ленинский райсуд Махачкалы отменил решение инспектора ДПС оштрафовать главу профсоюза водителей Дагестана Исалмагомеда Набиева за отсутствие в техпаспорте машины отметки об установке газобаллонного оборудования. Дагестанские водители сообщили, что теперь предъявляют полицейским копию решения суда по жалобе Набиева для мотивировки отказа в уплате штрафа.

“Кавказский узел” писал, что требование получить разрешительную документацию на газобаллонное оборудование (ГБО) для легковых автомобилей вступило в силу 1 января 2015 года. Штраф за самовольную установку ГБО составляет 500 рублей. За повторное выявление нарушения водителю грозит уголовное наказание по ст.238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности). Автовладельцы жаловались на проблемы при регистрации газобаллонного оборудования в Махачкале, и 12 января ГИБДД по Дагестану сообщило, что с них временно не будут взыматься штрафы за отсутствие разрешений на ГБО.

Суд в Махачкале посчитал незаконными штрафы за отсутствие документов на газобалонное оборудование

Инспектор ДПС выписал председателю независимого профсоюза предпринимателей и водителей Дагестана Исалмагомеду Набиеву штраф в связи с эксплуатацией автомобиля, в конструкцию которого внесены изменения без разрешения ГИБДД, рассказал корреспонденту “Кавказского узла” Исалмагомед Набиев.

Набиев обжаловал постановление в суде. “Я мотивировал тем, что наложение штрафа за установленное на автомобиле газобалонное оборудование незаконно, так как в Дагестане нет специализированных лабораторий, в которых могут апробироваться транспортные средства с установленными на них ГБО”, – пояснил он.

Решением Ленинского районного суда Махачкалы от 7 марта постановление инспектора ДПС по делу об административном правонарушении отменено, производство по делу прекращено в связи с “недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление”, говорится в решении суда, копия которого имеется в распоряжении “Кавказского узла”.

Решение суда не было обжаловано в 10-дневный срок и вступило в законную силу, сообщил Исалмагомед Набиев.

“До тех пор пока в Дагестане не будут открыты специализированные лаборатории или испытательные центры, в которых будет осуществляться проверка транспортных средств с установленным на них ГБО, надзорные органы не могут потребовать от людей исполнения данной нормы закона, так как государство не обеспечило нас условиями для его исполнения. Отсутствие в техпаспорте отметки об установке ГБО не может считаться административным правонарушением. Советую всем водителям при составлении протоколов обжаловать их в суде”, – сообщил Набиев.

Исалмагомед Набиев рассказал, что сейчас водители оформляют разрешительные документы на ГБО через посреднические фирмы, которые, по словам их представителей, узаконивают документы через специализированные лаборатории в Москве.

Решение суда по жалобе Набиева временно решает конфликт силовиков с дагестанскими водителями по поводу ГБО

Исалмагомед Набиев выразил готовность предоставить всем желающим водителям копию его жалобы и копию решения суда для предъявления сотрудникам ГИБДД при составлении протоколов.

“Предлагаю всем владельцам транспортных средств при составлении протоколов обжаловать их в суде. В качестве образцов предлагаю и копию жалобы, и копию решения суда. Советую всем распечатать их и держать у себя для предъявления сотрудникам при составлении протоколов”, – написал в опубликованном 21 марта посте Набиев.

“Сегодня с вашими бумагами еду в Нальчик, проверим, как отреагируют на постах”, – написал в тот же день в комментариях Магомед Муртузалиев.

На просьбу Набиева известить о результате автовладелец 22 марта написал, что сотрудники ГИБДД, которым он показал документы по Набиеву, “не хотят связываться и пропускают”.

О том, что многие водители в Махачкале носят при себе копии решения суда по делу Исалмагомеда Набиева, рассказал корреспонденту “Кавказского узла” автовладелец по имени Арсен.

“Я распечатал себе, после этого копии попросили мои друзья. Один раз инспектор ГИБДД потребовал показать печать на наличие ГБО, я ему предъявил судебные бумаги и сказал, что отказываюсь оплачивать штраф. По-моему, он толком ничего не понял и отпустил без штрафа”, – рассказал Арсен.

Другой водитель Курбан Магомедов рассказал корреспонденту “Кавказского узла”, что был ранее оштрафован за отсутствие документов на ГБО.

“Я ничего не знал о том, что Набиев выиграл суд, и штрафы незаконны. Скачаю копии документов и попробую доказать инспекторам ГИБДД”, – рассказал Курбан Магомедов.

В пресс-службе ГИБДД по Дагестану отказались комментировать ситуацию и, в частности, решение суда в отношении Набиева.

“Есть закон Российской Федерации, в рамках которого принимаются все административно-процессуальные действия”, – заявил лишь корреспонденту “Кавказского узла” руководитель группы пропаганды управления ГИБДД по РД Руслан Рагимов.

В январе автовладельцы пожаловались на проблемы при регистрации газобаллонного оборудования в Махачкале. Чтобы получить в ГИБДД документы на газобаллонное оборудование, очередь в Махачкале нужно занимать с трех часов ночи, рассказывали “Кавказскому узлу” автовладельцы.

В настоящее время очереди на оформление документов на ГБО по сравнению с началом года значительно уменьшились, сообщил корреспонденту “Кавказского узла” 22 марта водитель Марат Магомедов.

Автор: Тимур Исаев; источник: корреспондент “Кавказского узла”

Самовозгорание автомобиля: факт явный – случай не страховой?

Расхождение интересов страхователя и страховщика – антагонизм, узаконенный внутренними правилами, прописанными самими страховыми компаниями. Примером тому могут стать отказы в выплате страхового возмещения при самовозгорании автомобиля. Как компенсировать убытки, если даже суды разных инстанций по одному и тому же событию принимают противоречащие друг другу решения?

В декабре 2011 года Дмитрий Шокуров обратился в страховую компанию «Согласие», с которой ранее заключил договор страхования по рискам КАСКО принадлежащего ему автомобиля Suzuki Grand Vitara с заявлением о выплате страхового возмещения в связи с возгоранием застрахованного транспортного средства. Поскольку договор был заключен на сумму 702 000 руб., а автомобиль полностью пришел в непригодность и восстановлению не подлежал, заявитель посчитал, что сумма возмещения должна соответствовать сумме, определенной договором.

Через месяц с небольшим Дм. Шокуров получил ответ страховой компании с отказом в выплате страхового возмещения. Свое решение страховщик мотивировал пунктом 3.5.4 внутренних Правил страхования, согласно которому «гибель имущества в результате пожара, вызванного внутренними по отношению к транспортному средству причинами (замыкание электропроводки, неисправность оборудования, узлов, агрегатов, блоков, элементов, деталей) страховым случаем не является».

Получив отказ, Дмитрий Шокуров обратился в Мещанский районный суд с иском к страховой компании «Согласие», в котором просил взыскать с ответчика страховую стоимость автомобиля за вычетом амортизации в размере 675 764,38 рублей. Представитель компании, не признавая исковые требования, в судебном заседании по-прежнему ссылался на п.3.5.4 Правил, разработанных компанией, и настаивал на том, что пожар, вызванный «внутренней» технической неисправностью автомобиля не является страховым случаем. Представитель истца Алексей Михальчик (кабинет адвоката Валерия Черникова), поясняя исковые требования своего доверителя, заявил, что отказ в выплате страхового возмещения по основаниям п. 3.5.4 внутренних Правил противоречит нормам ГК РФ, а потому настоящий пункт не может быть включен в договор страхования. Кроме того, ответчик не представил доказательств, что возгорание автомобиля произошло по техническим причинам.

Суд первой инстанции принял позицию истца, определив действия ответчика, как противоречащие нормам действующего законодательства в сфере страхования. В своем решении от 28.06. 2012 г. суд указал, что основанием для отказа страхователю в выплате возмещения могут только предусмотренные законом случаи – неосторожность или умысел на уничтожение объекта страхования.

В апелляционной инстанции страховая компания «Согласие» предприняла попытку доказывания «внутренних» причин самовозгорания автомобиля, представив копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по факту пожара. В настоящем постановлении было указано, что точкой возгорания автомобиля является моторный отсек, а значит, причиной пожара могла стать техническая неисправность. В апелляционной жалобе страховщик также указал, что суд первой инстанции не принял во внимание его ходатайство о запросе материалов пожарно-технического исследования в рамках доследственной проверки, тем самым лишив ответчика возможности предъявлять доказательства по делу.

Коллегия судей апелляционного суда (председательствующая Элеонора Оганова) с доводами ответчика не согласилась, оставив решение суда первой инстанции без изменений. «Факт пожара в автомобиле является явным и неоспоримым…», – говорится в документе. Поэтому, «оснований, позволяющих в силу п. 3.5.4 правил, отнести данное событие к не страховым случаям, не имеется”, — говорится в документе. По второй части жалобы суд определил, что причин, препятствующих самостоятельно получить и представить доказательства по делу, ответчиком не указаны.

«Решения, принимаемые судами по искам к страховым компаниям о возмещении после самовозгорания автомобиля сложно назвать единодушными», – комментирует ситуацию адвокат по арбитражным делам Валерий Черников. «Судебная практика знает примеры, как удовлетворения исковых требований страхователей, так и наоборот. Так, Высший арбитражный суд оставил в силе решение ФАС Северо-Западного округа об отказе в иске к страховой компании по аналогичному делу. В то же время Верховный суд РФ неоднократно принимал решения в пользу страхователей, по делам, когда страховые компании ограничивали выплаты. В своих решениях ВС руководствовался законом РФ «О страховании», устанавливающим исчерпывающий перечень оснований, по которым страховая компания вправе отказать в выплате страхового возмещения».

«В случае “Шокуров против «Согласие», – продолжает представитель истца адвокат по гражданским делам Алексей Михальчик, – «апелляционная инстанция не стала развернуто разъяснять, на основании чего суд делает вывод об отсутствии оснований, позволяющих данное событие отнести к не страховым случаям. В обоснование же требований истца мы приводили доводы не только материального права, но и, условно говоря, процессуального – мы настаивали на недоказанности ответчиком причин возгорания автомобиля».

«Компания «Согласие» воспользуется своим правом и будет обжаловать определение апелляционной инстанции Мосгорсуда», – заявила директор юридического департамента страховой компании Светлана Матвеева. Свою позицию на предстоящих слушаниях юрист изложила следующим образом. «Наши доводы основаны на применении ст. 943 ГК РФ, норма которой устанавливает, что условия договора страхования определяются стандартными правилами. Эти правила являются обязательными, как для страховщика, так и для страхователя». Так же как и представитель истца, Светлана Матвеева обратила внимание, что апелляционная инстанция оставила без разъяснений, на чем основаны выводы суда, не позволяющие отнести самовозгорание к не страховым случаям. В то же время суд принимает во внимание п.3.1.1 правил, согласно которому «к страховым случаям относится неконтролируемое горение или взрыв, которые возникли от внешнего, по отношению к транспортному средству источника огня».

Впрочем, «если спор «Шокуров vs «Согласие» будет разгораться»,- комментирует события руководитель юридического департамента ООО “Росгосстрах”, эксперт Всероссийского союза страховщиков Андрей Шипицын «без назначения судебной экспертизы не обойтись. Причем ее результаты и выводы далеко не всегда поддерживают доводы страхователя».

Читать еще:  Как платить частями долг судебным приставам?

Самопроизвольный непожар – как хитрый договор сэкономил страховщику 1,6 млн руб.

Автовладелец предполагал, что, застраховав автомобиль, оградил его от любых неприятностей. Но когда он самопроизвольно загорелся, выяснилось, что у страховой компании свое представление о том, что такое пожар, и выплачивать возмещение по договору она не намерена. Суд с ней согласился.

В июне 2014 года Денис Тищенко заключил с АО “Страховая группа “МСК” договор добровольного страхования своего Ford Explorer 2012 года выпуска сроком на один год с установленной страховой суммой 1,59 млн руб. К договору прилагались некие “правила страхования транспортных средств”, которыми стороны должны были пользоваться для урегулирования всех вопросов, не отраженных в соглашении.

9 декабря 2012 года супруга Тищенко по дороге из дома в детский сад почувствовала запах “паленых проводов”, но значения этому не придала. Остановилась она только тогда, когда водитель, едущий позади, подал сигнал фарами, показывая, что с машиной не все в порядке. Припарковавшись, женщина увидела, что из-под капота вырывается огонь. Она тут же позвонила в пожарную охрану и, достав из багажника огнетушитель, начала тушить автомобиль. Органы МЧС провели проверку обстоятельств возникновения пожара, на основании результатов которой в возбуждении уголовного дела было отказано. В описательно-мотивировочной части постановления была указана наиболее вероятная причина возгорания – аварийный режим работы электрооборудования. 16 декабря 2014 года автовладелец обратился к страховщику за получением выплаты по договору, однако тот исполнять свои обязательства отказался.

Тищенко решил оценить нанесенный ущерб и обратился к специалистам ООО “ЦНЭ “Варшавский”. Согласно их заключению, стоимость восстановительного ремонта “Форда” составила порядка 1,76 млн руб. Он направил в “МСК” претензию, в которой повторил требование, но снова безрезультатно. Страховщик мотивировал отказ тем, что, согласно п. 4.1.3.1.9 Правил страхования, “повреждения деталей и систем электрооборудования, в том числе АКБ, генератора и др., в результате аварийного режима работы электрической цепи не относятся к страховому риску, не подлежат возмещению”. А также приводил еще один пункт все тех же Правил – п. 4.1.3, в котором говорилось, что возмещению подлежит ущерб от “пожара – неконтролируемого горения или взрыва, возникшего вследствие внешнего воздействия”. Так как пожар был “внутренним”, а не “внешним”, страховым случаем ситуация не является, решила страховая компания.

Суд, который поддержал страховщика

В результате Тищенко обратился в Домодедовский горсуд (дело № 2-2851/2015) с требованием взыскать с АО “Страховая группа “МСК” страховое возмещение в сумме 1,5 млн руб., 47 000 руб. неосновательного обогащения за просрочку выплаты, 100 000 руб. компенсации морального вреда, расходы на представителя – 120 000 руб. и на проведение экспертизы – 8000 руб., а также штраф в размере 50 % от суммы, присужденной судом в пользу истца.

Позиция истца базировалась на двух аргументах. Во-первых, он считал, что п. 4.1.3.1.9 и п. 4.1.3 Правил страхования АО “МСК” необходимо признать ничтожными, поскольку они “не должны противоречить гражданскому законодательству и ухудшать положение страхователя по сравнению с установленным в законе”. При этом он опирался на ч. 1 ст. 16 закона о защите прав потребителей, которая гласит, что “условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными”, и п. 1 ст. 422 ГК РФ, где говорится, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом, и иным правовым актам, действующим в момент его заключения. Говорил он и о том, что страховщик освобождается от выплаты, если страховой случай наступил, например, по умыслу страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица (п. 1 ст. 963 ГК РФ) или вследствие военных катаклизмов (п. 1 ст. 964 ГК РФ). “Между тем положения п. 4.4.3 и п. 4.1.3.1.9 Правил страхования противоречат указанным нормам закона и ухудшают права страхователя, поскольку позволяют освободить страховщика от выплаты страхового возмещения без какой-либо степени вины страхователя и при наступлении не предусмотренного п. 1 ст. 964 ГК РФ события”, – указывал истец, объясняя, отчего указанные пункты соглашения должны быть признаны ничтожными.

Кроме того, по мнению Тищенко, ответчик ничем не доказал наличие обстоятельств, освобождающих его от выплаты страхового возмещения. При рассмотрении дела представитель “МСК” ссылался на постановление МЧС об отказе в возбуждении уголовного дела, где возможной причиной пожара был назван аварийный режим работы электрооборудования. Между тем данное постановление от 19 декабря 2014 года было отменено надзорным органом как незаконное и необоснованное. 27 апреля 2015 года эксперты МЧС выдали новое заключение пожаротехнической экспертизы, в котором предположили, что возгорание вызвано “аварийным режимом работы узлов и агрегатов автомобиля”. В тот же день было вынесено повторное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. “Таким образом, ответчиком не доказано наличие каких-либо обстоятельств при повреждении застрахованного имущества, освобождающих ответчика от исполнения обязательств по договору страхования”, – считал истец.

Суд же 2 сентября 2015 года вынес решение, в котором поддержал позицию ответчика, пояснив, что при заключении договора страхования истец был ознакомлен с его условиями и получил правила страхования, несогласия с которыми не выказывал. Следовательно, “стороны договорились о том, что страховым случаем является причинение ущерба или гибель автомобиля, при возникновении пожара только от внешнего по отношению к автомобилю источника огня”. Судья Юрий Трушкин пришел к выводу, что не ответчику, а истцу “необходимо было представить в страховую компанию документы, подтверждающие факт повреждения автомобиля при определенных обстоятельствах”. В решении (есть в распоряжении редакции) указано, что по мнению суда, доказательствами подтверждено: ущерб нанесен “в силу внутренних по отношению к транспортному средству причин”. А значит, “повреждение автомобиля при данных условиях нельзя признать страховым случаем, о чем указано в п. 4.1.3 правил страхования”, в связи с чем основания для удовлетворения иска отсутствуют.

Что говорят эксперты

Адвокат Алексей Михальчик, который в описанном процессе представлял сторону истца, отметил, что, по его наблюдениям, в судах Московской области “зачастую формируется практика, максимально комфортная именно для страховых компаний”. В других же регионах, по словам юриста, ситуация противоположная. Он приводит в пример аналогичный иск, предъявленный москвичом Дмитрием Шокуровым к страховой компании “Согласие” в 2012 году, при рассмотрении которого также представлял интересы истца. И в Мещанском районном суде, и в Мосгорсуде посчитали, что для взыскания неустойки со страховой компании достаточно самого факта невыплаты страхового возмещения, а доводы ответчика о “внутреннем” характере пожара и ссылка на пункт правил страхования ему не помогли (см. “Не имеется оснований отнести факт пожара к нестраховым случаям”). “В тот раз я добился успеха. В этом же процессе финал был весьма неожиданным – несмотря на то, что экспертиза не установила конкретных причин возгорания, суд посчитал, что это истец должен доказать, что машина сгорела в результате страхового случая. Мало того, что я полагаю возложение бремени доказывания на страхователя неверным с точки зрения закона, но и считаю, что решение суда резко выбивается из общих правил, сформированных судебной практикой по делам такого рода, – суды активно признают условия Правил страхования, ущемляющие права страхователей, ничтожными. Во всяком случае апелляционная инстанция в Московской области работает весьма продуктивно, и мы надеемся на отмену решения”, – прокомментировал Михальчик.

Олег Колотилов, партнер юрфирмы “Кульков, Колотилов и партнеры”, считает судебное решение недостаточно обоснованным по иным причинам. “Как следует из его текста, страховой полис покрывает ущерб, причиненный пожаром. В соответствии с ФЗ “О пожарной безопасности”, пожар – неконтролируемое горение, причиняющее материальный ущерб, вред жизни и здоровью граждан, интересам общества и государства. Тем не менее в правилах страхования определение пожара не соответствует установленному в законе: там пожар определен узко, как неконтролируемое горение или взрыв, возникшие вследствие внешнего воздействия, – говорит юрист. – Таким образом можно утверждать, что определение пожара не соответствует закону, в связи с чем должно применяться определение, указанное в законе, которое включает в себя иные причины, нежели внешнее воздействие”.

С ними не согласны другие эксперты, опрошенные “Право.ru”. Павел Хлюстов, руководитель департамента по разрешению судебных споров коллегии адвокатов “Барщевский и партнеры”, считает, что с точки зрения закона позиция суда является верной. “Суд не побоялся господствующей судебной практики и вынес правильное решение. Из содержания решения видно, что самовозгорание автомобиля не являлось страховым случаем. В связи с этим страхователь не вправе требовать от страховщика страхового возмещения, поскольку он не застраховал свой автомобиль от риска самовозгорания”, – считает он. Вместе с тем юрист говорит о том, что страхователь вправе ссылаться на ничтожность указанного пункта страховых правил, если докажет, что он не был с ним должным образом ознакомлен при заключении договора либо он был сформулирован таким образом, что не позволял однозначно понять, что такой страховой случай, как “пожар”, исключает риск самовозгорания.

“Ошибка судов, выносящих противоположные решения, заключается в том, что суды неправильно понимают понятия “освобождение от страхового возмещения” и “страховой случай”. Освобождение от страхового возмещения возможно лишь тогда, когда страховой случай наступил, но существуют обстоятельства, освобождающие страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение (например, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя). В комментируемом деле страховой случай вовсе не наступил, поэтому у страхователя не возникло обязанности по выплате страхового возмещения, в связи с чем наличие или отсутствие обстоятельств, которые могли освободить страховщика от выплаты страхового возмещения, не имеет юридического значения”, – считает адвокат.

О правоте суда говорит и Сергей Морозов, юрист компании “Хренов и партнеры”. “Представляется, что оснований для признания такого условия договора ничтожным не имеется. Следует понимать, что статья 964 ГК РФ предусматривает условия освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения тогда, когда страховой случай уже наступил. Как следствие, указание в договоре, что какая-то ситуация не является страховым случаем, не нарушает указанной нормы, на что правильно было указано судом. Впрочем, нередко можно встретить судебные решения, в которых суды запрещают в потребительских договорах согласование любых условий, прямо не поименованных законом, и, как следствие, признают такое условие недействительным. Хотя, на наш взгляд, такой подход идет вразрез с принципом свободы договора, существование такого подхода дает определенный шанс на удовлетворение апелляционной жалобы”, – считает он.

Читать еще:  Как проходят суды со страховыми?

При этом, юрист напоминает, что в таких спорах ключевым вопросом является не вопрос о законности такого условия, а вопрос толкования условий договора (какие случаи возгорания относятся к страховым) и вопрос определения причин возгорания автомобиля. По его мнению, важно учитывать информационное и договорное неравенство страховой компании и потребителя: страховая компания является профессиональным участником рынка страхования и фактически единолично определяет условия страхования, в то время как потребитель без дополнительных объяснений может даже до конца не понимать содержания некоторых условий и не может повлиять на содержание типовых договоров.

Как сообщил адвокат Михальчик, на решение Домодедовского суда подана апелляционная жалоба в Мособлсуд.

Возгорание автомобиля с газовым оборудованием судебная практика

Здравствуйте!
Моя история такова.
31 июля прошлого года в движении загорелась передняя панель нашего нового (ему не было еще и года) автомобиля. В момент возникновения пожара в гнездо прикуривателя был вставлен зарядник для телефона. Говорю про него потому, что теперь все вокруг этого и крутится. Страховая отказала в возмещении после получения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от пожарных, где предположительной причиной возникновения пожара было указано короткое замыкание. В твердой уверенности, что это гарантийный случай мы обратились к дилеру, продавшему автомобиль. После пустых телефоных разговоров дилеру 6 августа была направлена претензия с просьбой устранить недостатки автомобиля либо заменить его. Дилером была проведена экспертиза. 29 сентября дилер отказал в наших требованиях, т.к. причиной возгорания автомобиля по результатам экспертизы стало возгорание изоляции электропроводов из-за длительного протекания большого тока к неизвестному потребителю. Также эксперт предполагал, но в меньшей степени, что пожар произошел из-за большого переходного сопротивления. Но об этой возможной причине в отказе нам дилер упомянуть не захотел. По письменной просьбе копию заключения не предоставил. Мы назначили свою экспертизу, в заключении которой причиной возгорания явился аварийный режим проводника, связанный с большим переходным сопротивлением на контакте, подключенном к штатной нагрузке автомобиля. На основании этого заключения 11 декабря мы обратились к дилеру с претензией с просьбой о расторжении договора купли продажи. Не получив ответа в 10-ти дневный срок 19 января 2009 года мы подали иск о расторжении договора купли-продажи и компенсации ущерба. По просьбе дилера суд назначил судебную экспертизу, результаты которой нас очень сильно удивили. В заключении эксперта причиной пожара названо тепловое старени изоляции электропроводов прикуривателя с последующим возгоранием, связанное с подключением посторонних потребителей к штатному прикуривателю. В ответе на вопрос о допустимости использования гнезда прикуривателя для подключения электрических приборов, эксперт пишет “Гнездо прикуривателя не предусмотрено для использования других потребителей, кроие штатного прикуривателя.” Это утверждение эксперта не подкреплено ничем, кроме его личного мнения по этому вопросу. Т.к. в руководстве по экспуатации автомобиля не содержится запрета на подключение других потребителей к гнезду прикуривателя. А вот руководства этих самых других потребителей содержат прямые указания на то, чтобы втавлять их непосредственно прикуриватель. Все эти руководства были приложены к письменному возражению на заключение судебной экспертизы. Но суд все-таки отказал нам в полном объеме требований. Сейчас ждем мотивированного решения. Подана краткая кассация.

Прошу помощи в анализе проигрыша. Сам думаю, что очень увлекся доказыванием того, что не должна машина гореть от телефонного зарядника, и не достаточно мотивировал предоставление не полной информации о товаре, что было бы более выигрышным вариантом. Наверное есть за что зацепиться и в иске, т.к. составлял его собственными силами.

Вот мой иск
ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
о расторжении договора купли-продажи и компенсации ущерба

16 октября 2007 года был приобретен у ответчика автомобиль. год изготовления-2007, (далее по тексту – «Автомобиль»), а также бесштыревой замок на АКПП Construct, замок капота Mul-t-lock и комплект ковров (далее по тексту – «Дополнительное оборудование»).
Согласно Договора купли-продажи автотранспортного средства № . стоимость автомобиля составляет 640 000 рублей, дополнительного оборудования и работ по его установке – 2900+5880+4341+9000 = 22 121 рублей. Оплата автомобиля и дополнительного оборудования произведена своевременно и в полном объеме, что подтверждается платежными поручениями .
31 июля 2008 около 19.00 часов во время движения по улице Садовая-Триумфальная в районе дома 18/20 из-под передней панели автомобиля пошел дым, затем появилось открытое пламя, которое было потушено с помощью водителей транспортных средств, движущихся в том же направлении.
Данное происшествие подтверждается справкой № 406 ГУ МЧС России по г. Москве Управление по Центральному Административному Округу от 04 августа 2008 года. Также мною было получено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела № 14/18 от 11 августа 2008 года На устные просьбы забрать автомобиль и выяснить причины неисправности ответчик не отреагировал, поэтому 06 августа 2008 года я обратилась с письменной претензией, в которой была изложена просьба устранить недостатки автомобиля либо заменить его
15 августа 2008 года ответчик выслал письмо с просьбой предоставить автомобиль для проведения экспертизы в
04 сентября 2007 года состоялась экспертиза, после проведения которой ответчик отказался оставить автомобиль у себя, мотивировав это отсутствием места для размещения. На сегодняшний день автомобиль по-прежнему находится у меня.
Согласно ст. 21 Федерального закона «О защите прав потребителей» № 2300-1 от 07.02.1992 г. в случае предъявления потребителем требования о замене товара продавец, при необходимости дополнительной проверки качества такого товара, обязан заменить такой товар в течение двадцати дней со дня предъявления указанного требования, то есть решение по претензии от 06 августа 2008 года должно было быть принято не позднее «26» августа 2008 года.
29 сентября 2008 года ответчик в письме исх. № 137 отказал в удовлетворении требований, указанных в претензии, основываясь на результатах полученного им экспертного заключения № 08/3308 19.09.2008 г. Как следует из вышеуказанного письма «Причиной возникновения пожара … явилось возгорание изоляции электропроводов, проходивших в очаге пожара – из-за длительного протекания большого тока к неизвестному потребителю…». Также в письме исх. № 137 от 29 сентября 2008 года ответчик, ссылаясь на руководство по эксплуатации автомобиля, указывает на то, что «гнездо прикуривателя можно использовать только непосредственно для прикуривателя»
Согласно п.1 и 3 ст. 7 Закона «О защите прав потребителей» потребитель имеет право на то, чтобы товар при обычных условиях его использования был безопасен для жизни, здоровья потребителя. Если для безопасности использования товара необходимо соблюдать специальные правила (далее – правила), изготовитель обязан указать эти правила в сопроводительной документации на товар на этикетке, маркировкой или иным способом, а продавец обязан довести эти правила до сведения потребителя. Однако руководство по эксплуатации указанной ответчиком рекомендации не содержит, а каких-либо специальных правил ответчиком до моего сведения доведено не было.
07 октября 2008 года я обратилась к ответчику с письменной просьбой о предоставлении мне копии экспертного заключения № 08/3308 для уточнения обоснованности отказа. Однако до сегодняшнего дня ни ответ на мою просьбу, ни копия экспертного заключения мне предоставлены не были.
В связи с тем, что ответчик отказался предоставить мне копию экспертного заключения, а письмо № 137 от 29 сентября содержало лишь выдержки из него, я была вынуждена обратиться для проведения независимой экспертизы в . с целью выяснения причины возгорания и правомерности отказа ответчика.
В заключении специалиста № 139-08 от 07 ноября 2008 года содержатся выводы:
1. Очаг пожара на автомобиле находился во внутренней части панели приборов с правой стороны рулевой колонки.
2. Причиной возгорания автомобиля явился аварийный режим проводника, связанный с большим переходным сопротивлением на контакте, подключенным к штатной нагрузке автомобиля. Данный аварийный режим является следствием дефекта, допущенного при сборке автомобиля на заводе-изготовителе.
3. Возгорания автомобиля в электроцепи прикуривателя из-за подключения к ней автомобильного зарядного устройства для телефона возникнуть не могло.
4. Подключение автомобильного зарядного устройства для телефона не могло спровоцировать протекания большого тока в цепи прикуривателя и, соответственно, последующего возгорания изоляции электропроводов, подходящих к гнезду прикуривателя.
11 декабря 2008 я обратилась к ответчику с письменной претензией, в которой была изложена просьба о расторжении Договора купли-продажи автотранспортного средства и возмещении убытков, связанных с приобретением некачественного товара
Согласно п.1 ст.23 закона РФ “О защите прав потребителей” за нарушение сроков исполнения требования потребителя об устранении недостатков выплачивается неустойка в размере 1 % стоимости товара за каждый день просрочки. Просрочка исполнения требований составляет 146 дней, начиная с 27 августа 2008 года по 19 января 2008 включительно.
На момент составления иска цена автомобиля изменилась, что подтверждается прайс-листом ответчика и составляет 661 000 рублей. Поэтому согласно п.1 ст.23 закона РФ “О защите прав потребителей” неустойка будет рассчитываться от этой суммы.
Расчет неустойки:
(661 000+10 241) * 0,01 * 146 = 980 011,86 рублей, где
10241-это сумма дополнительного оборудования, уменьшенная на стоимость бесштыревого замка на АКПП Construct и работ по его установке (22 121-5880-6000=10241). Вычет производится потому, что ответчик не выполнил своих обязательств по установке указанного и оплаченного истцом оборудования, и впоследствии вернул истцу указанные выше суммы.
Описанный выше пожар, произошедший во время движения по оживленной улице в час пик, был опасным не только для моего здоровья и жизни, но и для окружающих меня автомобилей и людей. Данный факт и последующие действия ответчика, нарушающие мои законные права, причинили мне существенный моральный вред, который я оцениваю в 50 000 рублей.

На основании вышеизложенного и в соответствии со ст. 15, п. 2 ст. 450, ст. 1064 Гражданского кодекса РФ и ст. 7, 15, 18, 20, 21, 23 закона РФ “О защите прав потребителей”

1. Расторгнуть договор купли-продажи автотранспортного средства
2. Взыскать с ответчика 661 000+ 980 011,86 +60 000+50 000+4 660+1 000= 1 756 671,86 (Один миллион семьсот пятьдесят шесть тысяч шестьсот семьдесят один рубль, 86 копеек), где
661 000 – стоимость автомобиля на данный момент,
980 011,86 – неустойка за нарушение сроков исполнения требования потребителя об устранении недостатков,
60 000 – расходы по оплате услуг экспертов,
50 000 – моральный вред,
2 000+2 660=4 660 – услуги эвакуатора
1 000 – услуги нотариуса за составление доверенности.
3. Взыскать с ответчика на основании п.6 ст.13 Закона «О защите прав потребителей» штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу истца.

Ссылка на основную публикацию
"
×
×
"
Adblock
detector